Новости клуба

28 November 2020, 13:33

КОНСТАНТИН ГОРОВЕНКО: «ПАРНИ ВЫЙДУТ НА ПОЛЕ И БУДУТ УМИРАТЬ»

Главный тренер «Шахтера» в интервью корреспонденту Prosports.kz рассказал о целях команды, местных воспитанниках, о критике в КПЛ  

Главный тренер «Шахтера» в интервью корреспонденту Prosports.kz рассказал о целях команды, местных воспитанниках, о критике в КПЛ

– В начале сезона вас критиковали: за результаты, выбор состава. Теперь «Шахтер» – претендент на еврокубки. В какой момент удалось переломить неудачный сезон?

– В летнее трансферное окно мы сумели закрыть позицию крайнего защитника, взяли центрфорварда и крайнего нападающего. Мне понадобилось время, чтобы понять возможности игроков, найти лучшие сочетания, в какой схеме мы хотим играть и в каком стиле можем это делать. Можно было бы отработать в спаррингах, но с этим были проблемы – сами знаете. Поэтому все нащупывали по ходу сезона. Конечно, не обошлось без ошибок.

Потом, игроки. Они видят: приходит новый тренер, им нужно время оценить, понять меня. Результат пришел после того, как мы начали больше общаться, нашли контакт, стали доверять друг другу. И наконец во втором круге получилась успешная серия (10 очков в 4 матчах. – Прим. автора), которая сразу же приподняла нас.

Все знают, что «Шахтер» – это большой клуб. У него очень верные, требовательные болельщики: горняки, металлурги, шахтеры. И они хотят, чтобы их клуб всегда был на виду. Поэтому все новое воспринимается с опасением. Но мы тихо-тихо делали свою работу, не выпячивались, не позировали. И в какой-то момент это вылилось в результат. Хотя, по большому счету, мы еще ничего не достигли. Но приложим все силы, чтобы добиться успеха.

– Вы впервые руководите командой Премьер-лиги. Тяжело было справиться с критикой?

– Работая в «Кайрате А», в «Жетысу Б», я получил какую-то закалку. Но, конечно, не ожидал, что будет столько внимания. Много критики, зачастую не обоснованной. Непросто с этим справляться, очень непросто, находишься в постоянном стрессе. Но это часть нашей работы, нужно научиться справляться. А чтобы не обращать внимания на посторонние вещи, погрузились в работу.

– Помогло то, что вас как специалиста считали «темной лошадкой»?

– Знаете, в XXI веке нетрудно найти данные о тренере. Поэтому не думаю, что был «темной лошадкой». Наша, тренерская, работа легко читается. Поэтому важно не шарахаться из стороны в сторону, верить в свой стиль.

– Вы полгода в «Шахтере». Уже можно делать первые выводы. Чем лично вы гордитесь?

– Мы стабилизировали игру, сделали ее более надежной. Это раз. Во-вторых, «Шахтер» – единственная команда, которая не проиграла ни «Астане», ни «Кайрату». Но пока мы толком ничего не добились. Если сможем пробиться в еврокубки, то я буду считать это достижением. Для сезона-2020 это будет удачей.

– «Шахтер» готов всерьез бороться за еврокубки или еще рановато?

– Если реально оценивать, то наше место пятое-шестое. Но если уж мы оказались здесь, почему бы не побороться? Оно же вот лежит здесь, перед тобой. Ты ведь создал эту возможность своим трудом. Я знаю, что парни выйдут на поле и будут умирать. Даже не сомневаюсь.

– В прошлом сезоне «Шахтер» взорвал благодаря красивой игре и Игорю Шацкому. Чем сильна нынешняя команда?

– Мы привили дух борьбы и жажду победы. Не могу сказать, что провалили какой-то матч. Разве что встречу с «Кайсаром» (0:2). Во всех остальных матчах команда билась на поле. Есть игроки, прошедшие российскую Премьер-лигу. Они придают нам спокойствие – этим команда выделяется.

Мы развили Егора Цуприкова. Если продолжит прогрессировать, то на ближайшие 7-8 лет у команды есть основной вратарь. Тем более, что он карагандинец, воспитанник клуба. Есть у нас и второй сильный вратарь – Тимурбек Закиров. Они конкурируют, подталкивают друг с друга к развитию.

– После обидного поражения от «Жетысу» (2:3) вы сказали: «Я задал вопрос ребятам, чего они хотят: доигрывать сезон или бороться за места? Пусть покопаются в своей голове. Они рассказали, чего хотят?

– Нет, конечно, не рассказали (улыбается). Просто мы к концу того матча вели 2:0. И, наверное, подумали, что дело сделано. Но из-за индивидуальных ошибок, которые не должны случаться, все потеряли. Я был сильно разочарован. Нас много критиковали за ту игру. Тот результат сильно ударил по самолюбию. Позже мы много разговаривали с игроками, пытались донести до них, что нужно уважать клуб и не отпускать такие игры.

– В начале сезона руководство «Шахтера» обещало делать ставку на местных футболистов. Почему этого нет?

– Не согласен с вами. Я пришел в июне, возможности проверить игроков у меня не было. Я знал, что играли Жан-Али Пайруз и Геворг Наджарян. Оралхан Омиртаев и Шацкий ушли.

На данный момент Наджарян играет в стартовом составе, раскрыли Цуприкова. Нельзя забывать про Айдоса Таттыбаева, который является лучшим бомбардиром команды. Пайруз регулярно выходит на замены. Будем объективны – Арсен Хубулов посильнее, поопытнее. Мое кредо: «Играет сильнейший». Ничего личного, только спорт. И я не могу отвечать за интервью, которые раздавались до моего прихода.

Нынешний чемпионат настолько короткий и непонятный, что нам не до экспериментов. Я как тренер, прошедший все ступени детско-юношеского футбола, понимаю, насколько важно давать шансы молодому игроку засветиться. И мы привлекаем к тренировкам ребят из «Шахтера-Булата», даже из «Шахтера М». Если на следующий год руководство решит продлить со мной контракт, то мы будем думать, как их интегрировать.

– Как решались вопросы с контрактами, которые истекали в середине ноября?

– Хочу отметить, что во время карантина руководство приложило все усилия, чтобы зарплаты выдавались вовремя и в полном размере. В Алматы нас поселили в хорошей гостинице, арендовали поле. По поводу контрактов: продлили 95% игроков.

– Почему Жереми Манзорро покинул команду? Это ваше решение?

– Мы съездили в Шымкент, он забил победный гол, все отлично. Но потом снова карантин, и, возможно, психологическое состояние было не совсем хорошее. Возникли какие-то трения, и в один момент игрок перешел за «красную линию», поставил под сомнение авторитет тренеров. Мне нужно было принимать решение. И во избежание дальнейших конфликтов решили разорвать контракт. Все прошло цивилизованно, без ссор, без ругани. Вопрос решился максимум за пять дней. Я понимал, что Манзорро хороший игрок, но в плане совместимости – это было нетерпимо.

– Вы сказали, что все прошло «без ссор, без ругани». Но в интервью одному изданию Манзорро заявил: «К главному и второму тренеру уважения нет. Они вообще не умные. Относились ко мне как любители и маленькие дети»…

– Я не знаю, кто это написал. Думаю, что Жереми так не говорил. Писали еще, что была какая-то драка, но это тоже полная ерунда. С трудом могу представить, чтобы я дрался с футболистом – это глупо. Наверное, все было написано, как говорится, для хайпа.

– Даже при работе с молодежкой «Жетысу» вы говорили, что игра с «Кайратом» для вас принципиальна. Каково было встретиться с алматинцами в Премьер-лиге?

– Наверное, в силу молодости были сказаны эти слова. Но мы взрослеем. Ничего принципиального, ничего личного – это работа.

– В Премьер-лиге уже два тренера, связанные с «Кайратом», работают самостоятельно – вы и Андрей Карпович. Также специалисты из академии алматинцев возглавляют юношеские сборные Казахстана. «Кайрату» просто повезло собрать лучших тренеров или это результат системы?

– Думаю, что система. Могу даже глубже копнуть: мой ассистент Рафаэль Уразбахтин тоже выходец из «Кайрата», ассистент Карповича Сергей Лобадовский также прошел эту школу.

Почему так? Большая конкуренция. Каждый год распределяются возрасты – старшие или младшие, идет соперничество за места. Отлично поставлен процесс обучения тренеров, клуб старается вводить IT-технологии. Постоянно разбираются игры, кураторы проводят разъяснительную работу. Такой вот непрекращающийся процесс. Это школа жизни (улыбается).

– Назовите своих топовых воспитанников.

– Мне посчастливилось поработать в академии «Кайрата». И там, естественно, много хороших игроков: Рамазан Оразов, Алибек Касым, Нурлан Даиров, Магомед Парагульгов. Поучаствовал в становлении Айбола Абикена и очень этому рад. Не до конца раскрылись Максим Котов, Рашид Люхай. Надеюсь, в будущем им это удастся. В Талдыкоргане: Айбар Жаксылыков, Ескендир Кыбырай.

– Вы говорили, что подмечаете методы работы Дмитрия Огая, как он ведет себя с командой. Вам нравится его подход?

– Он сильный тренер – это точно. У него свое видение на работу. Он так решает, это его команда. Какими способами он это делает, мы не в праве обсуждать. Дмитрий Алексеевич – порядочный, честный, внимательный к мелочам человек. Очень многое сделал для казахстанского футбола, и это даже не обсуждается.

Да, мы им проиграли (смеется). Но, надеюсь, мы еще встретимся с Дмитрием Алексеевичем. Когда-нибудь ученики побеждают учителей. Будем к этому стремиться.

– Вы поработали со многими крутыми специалистами. Лучшей версией какого тренера хотите стать?

– Первое впечатление от прихода в «Кайрат» – Владимир Вайсс. Это было откровением. Атмосфера в команде дружелюбная, уважительная. Создать такое – это искусство. Много упражнений на нападение, удары, стандарты. Атака, атака, атака.

Кахабер Цхададзе много занимается тактикой, он в этом силен. Мы с ним часто двигали фишки на доске, он показывал, как работает та или иная схема.

Наверное, хочу симбиоз. Симбиоз между атакующей игрой Вайсса и тактической грамотностью Цхададзе. И на этом выстроить что-то свое.

– В последнее время Наджаряна отправляют в Восточную Европу. Как отнесетесь к возможному уходу игрока вашей команды?

– Мы уже это обсуждали. Если у человека есть перспектива уехать в европейский клуб и стать там сильнее, то мы только за. Нельзя портить карьеру игроку какими-то запретами. Если футболисты «Шахтера» начнут уезжать в Европу, мы будем рады. Это 100%.

Автор: Нурали Алтынбек

Наверх